MENU
Главная » 2011 » Июль » 24 » ВАЛЕРИЙ ДЬЯКОВ.
17:38
ВАЛЕРИЙ ДЬЯКОВ.

Валерий Дьяков


Поэтическое кредо:
"Делай, что должно, и будь, что будет"
        (Офицерский девиз)
"За правое дело стой смело"
        (Поговорка)
"Волков бояться - в лес не ходить"
        (Поговорка)
"Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан"

        (Н.А. Некрасов)
"Если крикнет рать святая:
Кинь ты Русь! Живи в Раю!
Я скажу: Не надо Рая!
Дайте Родину мою!"

         (С. Есенин)      



ВОРАМ СОЮЗА И РОССИИ

            Посвящается ушедшим и нынешним ворам

Паразит и злодей, наглый циник и вор
Ты достоин Иуды презренной  Печати,
Но с тобой говорить - тратить время на вздор,
Лишь тюрьма да палач по тебе горько плачут.

Говоришь: в ЭС-ЭС-ЭР вор сидел на ворЕ,
Все кругом всё подряд и всегда воровали,
Но при том на украденном где-то добре
В космос как на блины постоянно летали.

Ты сегодня украл у старухи кусок,
А больного убил – обездолил лекарством,
Отобрал у ребенка бесплатный урок
И отправил деревню в загробное царство.

Ты богатство страны затащил в свой карман
Переправил его за чужую границу,
А народу оставил позор да обман!
Что же ночью тебе после этого снится?

Ты - бессовестный жлоб и урод-прохиндей!
Зашивай, прячь скорей воровские карманы,
Не уйдёшь от  презрения русских людей.
Не избегнешь суда иудейским обманом!




ВЕРЬ, ПОЭТ!

Легко ль поэта разозлить?
Легко! Ведь он – поэт,
Но он готов строкой отлить
Блистательный ответ.

Легко ль поэта растоптать?
Легко! Ведь он раним,
Пред ним предательская рать,
И мало тех, кто с ним.

Пророков много на Руси
Но есть один порок:
Простить, помиловать, спасти
Не смог нас чуждый Бог.

Сам по себе он не придёт
В Отечество рассвет
Народ вождя-мессию ждёт,
Идеи новой  свет.

Так верь, поэт, не убоись -
Не вечен пришлый сброд,
Поэтому твори, борись
Буди честной народ!


ПОКА ЖИВУ

О, неужели, кончился мой век
И песня жизни вся уже пропета?
Но я ведь только начал свой разбег,
Для торжества последнего куплета.

Так не мани к себе, злодейка-смерть,
Не жди - в твои объятья не отдамся,
Не затевай здоровью круговерть,
Не пой потусторонние романсы!

Я не откликнусь, ты мне не нужна,
Я в жизни главного еще не сделал.
В своём бокале я не вижу дна,
И кровь моя еще не охладела.

Кто, кроме Бога, может мне помочь,
Когда алкает денег медицина,
Когда в стране владычествует ночь,
Засасывая жизни, как трясина?

Я знаю: мне осталось лишь чуть-чуть,
Возможно, что нисколько не осталось,
Но Бог мне осветил дальнейший путь,
И устранил душевную усталость.

Вот снова в руки я беру перо
И призываю Музу на подмогу,
Она дарит слова, что серебро,
И музыку небесную в дорогу.

Оно ко мне приходит через сны,
Его рождает мысли озаренье,
Оно звучит мелодией Весны
Дитя моей души - стихотворенье.

Его любя, всегда я буду рад
Дарить мечту читающему люду,
Пока я жив – я не закончу ряд,
Пока живу, то и писать я буду!


ТАМ, ГДЕ СЦИЛЛА и ХАРИБДА

Насмешкой огрызается судьба,
Уже нет сил, чтоб зло искоренить
Поддержки нет, бесплодна вся борьба,
Узлом замкнулась жизненная нить.

Куда ни ткнись – везде встает стена
Бездушия и мелочных страстей,
В ярмо порока катится страна,
Петлею давят строчки новостей.

Лечение давно не по зубам,
Не по карману даже и жильё,
Но выше всех  Россия по гробам,
И в шоколаде бесится жульё.

Нам школа, ВУЗ теперь не по деньгам,
Тупеет и спивается народ
На радость нашим исконным врагам,
А правит этим либеральный сброд.

Устав сопротивляться Сатане,
Ушло здоровье, не осталось сил,
Но только думы о родной стране
Мне Бог на боли сердца замесил.

И я без сил, без голоса хриплю,
Что курс неверен и направлен вниз -
Грозит беда народу-кораблю,
Когда разрушен совести карниз.

И Сцилла, и Харибда дальше ждут! -
Я горлом пересохшим вновь кричу.
Все заняты собой - напрасен труд
Нести в руке пророчества свечу.

              ***

А там вдали, где Сцилла и Харибда,
Конец для  всей страны,  для индивида.



ЧТО ДЕЛАТЬ?

Когда в стихах покритикуешь власть,
Кубло из подхалимов растревожишь -
Начнут визжать и отпинают всласть,
А в завершенье - надают по роже.

Но стоит прохиндеям возразить -
То познакомишься с такою пастью,
Что дальше просто не захочешь жить
Или вполне доволен станешь властью.

Так, может, иго чуждое хвалить,
А с ним - и прихлебателей семейку,
Чтобы потом слёз горестных не лить,
Не залезать с верёвкой на скамейку?



НАДОБНО ПОМНИТЬ

Порой со скрежетом зубовным,
Не видя: враг он или друг,
Идем мы по тропе греховной -
Не пожимаем братских рук.

Чужие видя недостатки,
Мы их безжалостно клеймим,
А оппонент уже в осадке
И видим мы, как он раним.

Так, может, лучше серой мышкой
В уютной норке посидеть,
Чем, кровью пачкая манишку,
О стену биться и хрипеть?

Нет, коль дано тебе предвидеть
И коль дано тебе писать, 
Пиши, но так, чтоб не обидеть
И так, чтобы не растерзать.

Поэт строкою выражает
Не то, что думает порой,
А с муками в стихах рождает
То, чем живет его герой.

И помнить надобно об этом,
Чтобы, открыв в запале рот,
Героя не назвать поэтом
И не считать наоборот.


МОИ ОТЗЫВЧИВЫЕ МУЗЫ

Источник картинки - http: fashiony.rupiccelebritypic2540022.jpg


Девять Муз (я знаю) на Парнасе,
Но знаком из них всего с двумя,
Значит, семь пока еще в запасе,
И лишь две нисходят до меня.

Муза светлая приходит утром,
Так легка, божественно мила,
Покрывает мысли перламутром,
Чтоб строка сверкала и цвела.

Чудная, прелестная блондинка
Дарит только добрые слова,
А в глазах такая голубинка,
Что кружится даже голова.

Но лишь только солнышко заходит,
Погружая мир в ночную тень,
Муза, но другая, на подходе,
Заменяет ту, что снилась в день.

Эта Муза – жгучая брюнетка –
Страстная, таинственная ночь,
Помесь и лоретки, и эстетки,
Мнемосины царственная дочь.

Строки черные она внушает
И рождает гневные стихи,
Подлости, обиды не прощает,
Воздает виновным за грехи.

Так, поочередно посещая,
Две сестры пером руководят.
Я им предлагаю кофе, чая,
Но они земного не хотят.

Только шепчут: Наши сестры – птицы,
(Пусть об этом знает белый свет)
Стоит к ним поэту обратиться –
Чудной песней зазвучит ответ.


ГЛЯДЯ НАЗАД

Мы часто, выбирая путь иной,
Идем с оглядкой очень осторожно,
Но править путь, вперед идя спиной,
И не споткнуться – это невозможно.

Отсюда вывод – выбрав нужный путь,
Иди вперед, но коль пойдешь спиною –
Рискуешь не сгореть, так утонуть
Иль поплатиться буйной головою.


ОСНОВА ВСЕХ ГРЕХОВ

Мы можем спорить хоть до петухов
Или почти до самого утра:
В чем кроется основа всех грехов
(Но споры не доводят до добра…).

И только человека изучив
От кончиков волос до потрохов,
Увидим - алчности не приручить,
Она и есть основа всех грехов.


НА КРАЮ (триптих)

Наверно, в обаянии живет,
Кто, стоя на краю у бездны,
Закрыл глаза и о любви поет.
Что говорить тут? – Бесполезно.

Возможно, в шоколаде тот живет,
Кто, стоя на краю у бездны,
Закрыл глаза и о цветах поет.
Слова здесь тоже бесполезны.

Должно быть, бедствует, а не живет,
Кто, стоя на краю у бездны,
Взглянув вперед, кричит, а не поет
И петь ему здесь неуместно.


ИСТИНА - ДОРОЖЕ!

От слов и мыслей пухнет голова,
Но ощущаю вздыбившеся кожей,
Что даже мудрость не всегда права.
Толпа права.
Но истина – дороже!


КАК ИЗМЕНИЛИСЬ НРАВЫ

"Служить бы рад, прислуживаться тошно"
        (А.С. Грибоедов "Горе от ума")
                       

Как изменились нравы, времена!
Теперь и шапка не горит на воре.
Пусть раньше было горе от ума,
А вот теперь от чести даже - горе.

Но чья же в том заслуга, чья вина?
Ведь явный результат эксперимента
Не в том, что раньше были времена,
А что от них остались лишь моменты.


ЧТО ПЕРВИЧНО?

Хочу спросить друзей-поэтов,
Что раньше: думать иль писать?
Хотя предвижу суть ответа:
"Конечно, думать, твою мать!"

Но почему тогда на деле
Сначала пишем, а потом
В родившемся, увы, борделе
Хлебаем, морщась, суп с котом?


Гражданин и поэт

Поэта нам не разлюбить,
Блеснувшего нетленной фразой:
"Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан!"

И не устану я твердить,
Упорно резать раз за разом:
"Коль хочешь гражданином слыть –
  В душе поэтом быть обязан!"


ОН ПРЕДАН


Он предан властями и отдан бандитам
И вот за служенье России убит он,
Как воин он умер, не дрогнув, без стона
И стал после смерти солдатской иконой.

Он словно взывает на дело святое -
Предел положить воровскому разбою,
Пусть русскому духу отрыта могила,
Но все же не сломлена русская сила.

                     ***

И души прошедших сквозь пекло солдат
Глазами Буданова ныне глядят.


ПРОЩАЛЬНОЕ К 9 МАЯ

Замолкаю - кончилось здоровье, извините. Но я не сдался.
"Наше дело правое – победа будет за нами!" – (Иосиф Сталин)



Те, кто остались, это генофонд,
Они – подарки, Бога сотвотворенья,
Они – исход, что нам оставил фронт,
Победа – их сердец стихотворенье.

Так, неужель, потомки – хуже их
И не из их поднялись колыбели?
Что мы хотим? К чему стремим свой стих?
Они не ждали, чтоб живьём их съели!


ПЯТАЯ КОЛОННА




Источник картинки -
httpkp.ruf3image7101810171.jpg

Последнее время в обиходе некоторых авторов Литзоны всё чаще стало звучать определение "пятая колонна", которым они называют всех, кто открыто обозначает пороки правящего в России политического режима. В моем понятии "пятая колонна" – это идеологические противники СССР, начиная с Горбачева, Чубайса, Ельцына и иже с ними, которые, действуя поначалу хитро и скрытно, сумели развалить великую державу, а затем и захватить власть в России путём расстрела законно избранного парламента. Какое из толкований более соответствует истине решать читателям.


Пятая колонна генерала Франко,
Прижилась в Союзе эта иностранка:
Отравила души, замутила разум
И державу нашу развалила разом.

Пятая колонна дорвалАсь до власти,
Пользуясь ресурсом, нагнетает страсти
И даёт понять всем - нет сейчас предела
Ни разгулу лжи, ни власти беспределу.

Пятая колонна надевает маску
И под ней скрывает гнусную окраску.
Пятая колонна – мастер провокаций,
Автор-исполнитель всех фальсификаций.

Пятая колонна тихо, между делом
Сделала Россию воровским уделом,
Сделала народы чернью крепостною,
Загребает деньги и стоит стеною.


СПАСИБО ЗА ГАГАРИНА!


Спасибо либералам – пощадили,
Гагарина не затоптали в грязь,
Учли, что он легенду сделал былью
И с космосом создал взаимосвязь.

Ведь он один остался не оплёван
Из знаменосцев рухнувшей страны,
Стервятниками правды не исклёван
И не подвластен козням сатаны.

Он – первенец космического шлюза,
Он – первый межпланетный Одиссей
И он – герой не только лишь Союза,
А всей Земли – планеты нашей всей!


МАСКИ СБРОШЕНЫ

Недолго длились хитрые процессы
И продолжался этот карнавал,
Не получилось – и тогда агрессор
Власть Ливии ракетами взорвал.

А не поможет – двинет самолеты
И танки, и армады кораблей,
Ему не внове эти переплеты -
Уничтожать чужих ему людей.

А для чего? Всему понятно миру
Какая цель агрессора влечет:
Он спит и видит, как в его квартиру
Нефть Ливии рекой уже течет.

И не поймет насильник и агрессор,
Всесильный и воинственный  дурак
Что он рождает новые абсцессы:
Второй Афган и плюс - второй Ирак.


МНЕ ГРУСТНО

         Пишу о реке, но с думой о России     

Мне грустно, когда нефтяные ручьи
Вливаются в чистые реки.
Чье сердце при этом покорно молчит?
Чья совесть уснула навеки?

Мне тяжко, когда в тишине у реки
Не слышно танцующей рыбы
И грустно, когда этих рыб косяки
В реку не идут, а могли бы.

Мне, странно когда неудачник-рыбак
Полощет тончайшие сети,
А в речке повывелись рыба и рак –
Напрасны старания эти.

Мне больно, когда топляки словно строй
По руслу тащАтся лениво
И странно, когда их хозяин-"герой"
Взирает на них горделиво.

Мне жутко бывает и страшно порой
И мысль неустанная гложет:
Неужто такою шершавой корой,
Народ, обросла твоя кожа?

Когда же, великий и мудрый народ,
Очнешься от сна и рутины,
Откроешь сведенный апатией рот,
Смахнешь с своих глаз паутину?

Когда ты увидишь, что гибнет Река –
Кормилица, мати родная?
Увидишь, я знаю, но только пока,
Когда отзовешься – не знаю.


В ЗАЩИТУ ЗОИ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ


посвящается тем, кто оплевывает наших героев
и оскверняет наши идеалы
     

      "Ни звука из ее груди,
       Лишь бич свистал, играя...
       И Музе я сказал: "Гляди –
       Сестра твоя родная!"
      (Н.А.Некрасов)



Вы лжете все и лжете, лжете, лжете!
И ложь вы преподносите как быль.
Так до чего в витийстве  вы дойдете,
Героев обращая в тлен и пыль?

О, вы , специалисты гильотины,
Мастеровые плахи, топора,
Гнилые, извращенные скотины,
Позорные служители пера!

Зачем вы убиваете повторно
И губите святую вновь и вновь?
Мечтаете, что  будем мы покорно
Смотреть, как пьете нашу с Зоей кровь?

Вы жаждете лишить нас идеалов
И превратить в послушных вам скотов -
Слуг вашего поганого кагала,
Забывших про Героев и Богов.

Не выйдет! Есть у нас святые!
И есть Герои! Чтим и любим их!
Мы помним эти лики золотые
И, если надо, в бой пойдем за них!


О, РУСЬ МОЯ!

О, Русь моя - страдалица моя!
Мне не постыдно званье ретрограда!
Они тебя винят, но только я
Тебя воспринимаю как награду!

Ты – Родина моя, и ты – мой дом!
Ведь ты меня вскормила и взрастила!
И для меня чудовищным стыдом
Цветет твоя надломленная сила!

О, как же много на тебе цепей!
Ты чуждый гнет с младенчества носила.
Любви своих детей, их верности испей -
Восстанови изломанную силу!

Смети вулканом гнева тех, кто жрет
Твой вольный дух, твое терзает тело!
И пусть оно издохнет, пусть умрет
Твоих врагов безнравственное дело!

Не время нежность лирой пробуждать,
Хотя и… нежность – лучшее начало!
Пора настала гнев в сердцах рождать,
И так рождать, чтобы душа кричала!

Живут и радуются те, кто на пути
Тебе расставил тупика тенета!
Давно пора с их лика соскрести
Фальшивого успеха позолоту!

Тебя неоиудам не прощу!
И я готов отдать присягу в этом!
Где б ни были они – их разыщу
И привлеку насильников к ответу!

Да будет Русь духовностью сильна,
А не гнилым парадности фасадом!
Я жизнь свою готов отдать сполна,
Чтоб стала жизнь Руси цветущим садом!



Памяти писателя Федора Абрамова


Когда иду вдоль речки Хорсы на покосы,
Когда пьянит знакомый с детства аромат,
Когда и душу, и лицо, и ноги босы
Мне моют чистые и ласковые росы –
Я вспоминаю о тебе, земляк и брат.

Ведь раньше здесь, в траве, твои ступали ноги,
Шаги твои в лугах печатали росу.
Здесь все твое! И даже камни у дороги,
И даже изб лесных усталые пороги
С тобой единство и родство в себе несут.

Когда я к Пинеге спешу на переправу,
То сердцем слышу, как на Прокшинском лугу
В любви и нежности к тебе стократно правы
Твои мелодии нашептывают травы
И вольный дух твой, как зеницу, берегут.

Когда, устав в дороге, жадно припадаю
Я к роднику, то ясно вижу – твой родник!
Года идут, но твой родник не пропадает,
Струей живительной он в души к нам впадает.
Тот, кто напился из него, твой ученик!

Когда я вглядываюсь в пинежские дали,
То ощущаю: так и ты (до слез) глядел.
И твердо знаю: эти дали передали
Родной земли тебе заботы и печали
И боль за Родину и творчества удел.

Еще я знаю: ты пошел в литературу,
Чтобы поднять в народе нашем гордый дух,
Чтобы взрастить мятежной совести культуру,
Чтобы пробить во тьме для правды амбразуру,
Чтобы в народе пламень веры не потух.

Ты так хотел, чтоб наша совесть не молчала,
Чтоб маяком был нам ее зовущий свет,
Чтоб эта совесть в каждом билась и кричала,
Чтоб человека у последнего причала
Согрел величественный совести привет. 

Во что бы вылились сейчас твои начала?
Что породили бы в умах у земляков?
Но только память о тебе зарею алой,
Ее печальным и возвышенным накалом
Встречает ласково рассвет моих стихов...


По над Пинегой над щельей

Посвящается Никольскому (Едомскому)
   храму на реке Пинеге


По-над Пинегой над щельей
Стаи воронов кружат,
А на щелье в тесных кельях
Предков косточки лежат.
Под жарой и под метелью
Пьют они забвенья зелье,
Храм старинный сторожат,
Нам – потомкам суд вершат.

Приходите вымыть душу,
Вынуть совесть из оков,
Хлеб истории покушать,
Над рекой в тиши послушать
Как звучит и сам каков
Голос памяти веков.

Память сердца не поранит,
Если совести на грамм.
Как боец на поле брани
Вздох последней боли хранит,
Умирая, русский храм.
И не видеть это – срам!

Доски белою повязкой
Прикрывают язвы ран,
Но повязка – только маска,
Лицемерия гримасска,
Уважения туман,
Эстетический обман.

Храм сгниет немым упреком,
Но не выскажет протест.
На челе его высоком
Невооруженным оком
На десятки верст окрест
Перегиба виден жест.

Храм, отживший три столетья,
Полстолетья - без креста!
Шрам былого лихолетья
По глазам стегает плетью.
Неужель, считать до ста:
Мучить совесть и уста?

По-над Пинегой над щельей
Горизонт рекой разжат.
В этой дивной акварели
Человек до точки сжат.
Здесь забвения похмелье
Кружит совесть каруселью.
Совесть – лезвие ножа –
Не укрыться, не сбежать.

Все стихи В.Дьякова - http://litzona.net/diyakov/
Категория: Беломорье | Просмотров: 1796 | Добавил: ussr | Теги: стихи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]