MENU
Главная » 2011 » Апрель » 18 » О ситуации вокруг поморов
14:22
О ситуации вокруг поморов
Доклад Юрия Шабаева о ситуации вокруг поморов


Юрий ШабаевАвтор: Юрий Петрович Шабаев, д.и.н., профессор, федеральный эксперт
 
В 2011 году Институт этнологии и антропологии РАН, издал новейшую Карту народов Российской Федерации. Впервые в числе российских народов на этой официальной карте обозначен народ «поморы» и указаны районы их традиционного расселения. Таким образом, о поморах как о самостоятельной культурной реальности (что многие все еще пытаются отрицать), теперь свидетельствуют не только данные двух последних всероссийских переписей, но и официально утвержденная карта народов России. Отмечу, что ранее  Институт этнологии и антропологии РАН занимал по поморам противоположную позицию, и именно его первоначальное экспертное заключение было поводом для отказа со стороны Минрегиона на неоднократные просьбы властей Архангельской области предоставить поморам статус коренного малочисленного народа. 

Сегодня исходя из государственных интересов России оценивать ситуацию вокруг поморов только с позиций «чистой» науки нельзя. Поэтому рассуждения о том, что поморы не соответствуют критериям, согласно которым о них можно говорить как об отдельном народе, не применимы, не говоря уже о самой относительности таких критериев. Обсудив проблему поморов на совещании в Женеве, директор ИЭА академик В.А. Тишков предложил  мне написать докладную записку в Минрегион, с новым экспертным обоснованием необходимости предоставления поморам статуса коренного малочисленного народа. Такую докладную я подготовил, под ней поставлены все необходимые подписи ученых-экспертов: регионального исследователя, руководителя профильного московского института и ведущего специалиста в области этнологии.
 
По мнению ученых, подготовивших докладную в Минрегион, статус коренного малочисленного народа, прежде всего, нужен для коренных жителей поморских деревень на Белом море. Этот статус необходим как в интересах местного населения, так и в интересах государства. Надеюсь, уже в ближайшее время докладная будет  рассмотрена Минрегионом.

Наконец, стоит подумать и о безопасности бизнеса на Севере. Дело в том, что существует, к примеру, операционная директива Всемирного Банка, которая требует, чтобы начинающая новые проекты компания, в первую очередь  достигла согласия с местным населением, а особенно с коренным населением и его институтами (под коренным населением здесь понимаются не только «коренные народы»). В противном случае Всемирный Банк и другие крупные  финансовые учреждения не должны кредитовать такие проекты. И такая опасность есть не только для нефтяников и лесников, но и для других недропользователей, к примеру – алмазодобытчиков, которые работают на поморских землях. Причем  проблемы кредитования — это только часть проблем, с которыми может столкнуться бизнес, не менее важно то, что могут появиться и проблемы со сбытом, если бизнес не захочет налаживать конструктивные отношения с местными общинами. Бизнесу выгодно иметь  ясные и понятные правила игры, а потому объективно он заинтересован в том, чтобы строить отношения с поморами и поморскими лидерами на основе уже имеющегося законодательства о правовом статусе коренных малочисленных народов.
 
Страна и российское общество, в свою очередь, заинтересованы в том, чтобы за деятельностью крупных недропользователей был установлен не только государственный, но и общественный контроль в лице местных общин.
 
Что касается прав коренного населения, то, безусловно, начинать надо с прав личности - экономических, политических социальныех и культурных. Культурные права опираются на два базовых правовых принципа: право на отличие и право на культурную свободу.
 
Право на отличие означает, что каждый человек может  говорить на любом  языке, исповедовать любую религию, быть приверженцем любых культурных традиций и образа жизни. При этом государство не только не может препятствовать этому, а должно создавать условия для изучения  человеком родного языка, поддержания культурных традиций. В этом смысле поморы имеют полное право претендовать на сохранение своей культурной самобытности и признание этой самобытности со стороны официальных органов.
 
Право на культурную свободу с другой стороны базируется на том, что каждый человек  вправе сам выбирать те культурные нормы (включая язык), которые  для него являются предпочтительными. Это означает, что навязывание языка, традиций, веры, идентичности (в любой его форме) есть покушение на  право культурной свободы.  Федеральный закон «О  гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» предусматривает предоставление названного статуса культурным группам, численность которых не превышает 50 тыс. человек, с одной стороны, и группам, в системе жизнедеятельности которых промысловая деятельность сохраняет свое значение - с другой. Рыболовство и зверобойный промысел, как известно, относятся именно к  промысловой хозяйственной деятельности, а они важны для значительной части сельского населения Архангельской области (я здесь не оцениваю  ранее принятые меры, направленные на  ограничение этой деятельности).
 
Что касается науки и позиции ученых-этнографов в отношении поморов, то  традиционная точка зрения состоит в том, что поморы – это особая этнографическая группа русского народа. Иногда их называют субэтносов, т.е. достаточно самостоятельной частью народа, имеющей существенные культурные отличия. Дискутировать по этому поводу я не собираюсь, ибо любые классификации условны.
 
Но в этой связи возникает закономерный вопрос: может ли этнографическая группа доминантного этнического сообщества претендовать на получение статуса «коренного малочисленного народа», ибо у нас среди политиков сложилась точка зрения, что национальная политика – это политика в отношении нерусских народов, в отношении меньшинств.
 
Поморы могут претендовать на искомый статус, поскольку, согласно Конституции РФ,  равенство прав всех граждан страны гарантировано. В Концепции государственной национальной политики РФ, принятой в 1996 г. подчеркнуто, что эта политика распространяется на все народы страны, т.е. включая русских. Кстати там же указано, что все народы страны (исконно проживающие на ее территории) принимали участие в формировании российского государства и в этом смысле все они являются коренными.
 
Наконец, возможно это самое главное, мы имеем прецедент, когда одна этнографическая группа русского старожильческого населения получила статус «коренного малочисленного народа». Таким прецедентом является включение в перечень коренных малочисленных народов РФ камчадалов.
 
Теперь не менее важный аспект проблемы – политический. Мне представляется, что политическая мотивированность придания поморам статуса коренного малочисленного народа очевидна, а потому политики должны активно поддержать эту идею, если, конечно, они являются ответственными и патриотично настроенными политиками.
 
На мой взгляд, поморы должны и могут стать тем противовесом, который необходим для сдерживания экономического и политического эгоизма этнических меньшинств здесь на европейском севере. Не секрет, что некоторые политизированные деятели этнонациональных организаций малочисленных народов Севера, финно-угорских народов РФ активно противопоставляют свои группы государству, значимость этничность оценивают  выше, чем гражданство и гражданскую солидарность,  готовы использовать политическую поддержку со стороны Запада в своем противостоянии с государственными институтами. Выезжая на Запад, эти деятели часто говорят о государственном гнете, об ущемлении интересов меньшинств (и об их «особых правах») и вообще стараются работать против  международного имиджа России. Их эгоизм подогревается тем, что на поле этнополитики у них нет конкуренции со стороны доминирующего этнического сообщества, т.е. русских, а некоторые политики бездумно готовы поддерживать эту ситуацию.
 
Второй важный политический аргумент – это интеграционные возможности поморской идеи и, если хотите, поморского бренда. В политических кругах давно обсуждается идея укрупнения регионов, в том числе и на европейском севере. Но эта идея здесь до сих пор не имеет идеологического и культурного обоснования. На мой взгляд, идея Большого Поморья и поморской идентичности в целом есть и идеологический, и культурный концепт, который может быть положен в основу интеграционного процесса на европейском севере. Кстати, стоит заметить, что большинство населения северных регионов, как показали данные нашего исследования проведенного в 2010 г. в Архангельске, Мурманске и Сыктывкаре, поддерживают идею объединения северных регионов.
 
Следующий аргумент касается как собственно внутренней политики, так и политики безопасности. В последнее время по понятным причинам власти России уделяют особое внимание укреплению северных рубежей РФ. В Печенге будет расквартирована специальная арктическая бригада, в ближайшие годы намечено усиление  подразделений пограничной службы на европейском севере.  И в этой связи встает вопрос о том, почему из комплекса мер по укреплению безопасности выпадает  очень важное звено, а именно: сохранение естественных рубежей. Я имею в виду не «лесные завалы», а поселения по берегу Белого моря и других арктических морей, где издавна проживало население и которые  выступали и могут выступать как органическое звено системы безопасности, ибо на одних пограничников эта система опираться не может (и в России всегда подразумевалось участие населения в охране границ, биоресурсов и т.д.). Для того, чтобы эти поселения играли свою роль в системе безопасности, надо закреплять здесь населения, создавать стимулы для ведения хозяйственной деятельности,  предоставлять различные преференции, что и подразумевает придание местным сообществам статуса коренного малочисленного народа.
 
Охранять пустые берега можно, но это будет, во-первых,  стоить дороже, а, во-вторых, здесь возникает еще одна проблема. Эта проблема связана с  широко распространенной в политической и общественной мысли Запада идеей ничейной земли. Суть концепции ничейной земли состоит в следующем: если какое-либо государство не в силах освоить определенные территории, закрепить там население, то значит, оно расписывается в своей недееспособности, а земли, которые не в силах освоить данное государство можно называть ничейной землей и на их освоение могут с полным правом претендовать другие игроки. 
 
Отсюда очевидно, что надо сделать все, чтобы побережье Белого, Баренцева, Карского морей не превратилось в безлюдную, а значит ничейную землю. Отчасти этому может помочь придание поморам статуса коренного малочисленного народа, хотя нужны и другие меры тоже. Но здесь я уже коснулся геополитики, а потому продолжу геополитический дискурс.
 
Проблема безопасности, касается еще несколько  важных позиций.  Во-первых, нельзя оттолкнуть поморское движение от властей и тех, кто симпатизирует поморской идее не желательно превращать в потенциальную оппозицию власти, ибо, как известно, этничность или, как у нас говорят национальная проблематика, может быть очень мощным политическим оружием.
 
Во-вторых, определенные политические акторы на Западе готовы разыгрывать этническую карту с тем, чтобы не только  повредить имиджу России в мире, но  и дестабилизировать ситуацию в отдельных российских регионах. Еще полвека назад, к примеру, в США был принят закон «О порабощенных народах», суть которого состояла в поддержке народов, оказавшихся под коммунистическим гнетом. Закон не отменен, но трактовка угнетенных народов меняется, а понимание того, какое сообщество следует называть народом, а точнее этнической группой, в России и на Западе несколько отличается. А точнее сказать  общепринятых критериев в мире просто нет. Не используем поморскую карту мы, она станет козырем в других руках — эту опасность всегда надо иметь в виду.  
 
Поморы как сообщество,  исторический опыт поморов и их хозяйственная специфика могут быть мощным инструментом в геополитических спорах, которые все очевиднее дают о себе знать в арктическом бассейне. Речь идет об обосновании прав на пользование природными и биологическими ресурсами региона, о приоритетных правах и т.д. Для обоснования наших прав на акваторию арктических морей устраиваются дорогостоящие и совершенно бесполезные акции и экспедиции (с расстановкой по дну российских триколоров), которые нисколько не усиливают позиции России. При этом у России есть очевидный исторический и культурный аргумент, которым надо усиленно пользоваться. Этот аргумент состоит в следующем: поморы освоили арктические территории много столетий назад и значительная часть этих территорий находится в зоне их хозяйственных интересов (их можно называть Территориями Традиционного Природопользования), здесь они ведут промысловую деятельность и поэтому претендовать на эти территории каким-либо образом, значит покушаться на права поморов, которые есть исконное население региона и более того – особо охраняемая культурная группа. В этом  плане придание им статуса коренного малочисленного народа только усилит позиции России в геополитических спорах в Арктике. Более того, используя аргумент коренного народа можно договориться с Норвегией о предоставлении России особых прав на пользование биоресурсами в районе Шпицбергена, поскольку эта территория исторически была освоена именно поморами.
 
Я бы остановился еще на одной проблеме, которая имеет общерегиональное значение, но связана с поморами и с их статусом. У каждого региона есть вилка возможностей в рамках которых он вынужден развиваться. Как правило,  этих возможностей не очень много и  регионы ищут дополнительные стимулы и ресурсы для развития. У Архангельска тоже возможности для развития ограничены. В этом смысле поморы, их культурная специфика могут рассматриваться как некий РЕСУРС, успешное включение которого в планы регионального развития может дать дополнительные стимулы и возможности для развития как региона в целом, так и отдельных местных сообществ, депрессивных районов. В Коми, к примеру, таким ресурсом стала культурная специфика усть-цилемов. Превратив эту специфику в общероссийское культурное наследие власти. Усть-Цилемского района привлекли к себе не только внимание властей всех уровней, но и обеспечили приток туристов, поступления по линии Министерства культуры РФ и т.д. Превращение поморской  культурной специфики в региональный ресурс, на мой взгляд, будет крайне полезным, а умелое использование этого ресурса позволит получить дополнительные стимулы для регионального развития.
 
Таким образом, позиции различных вовлеченных в проблему игроков не остаются статичными и это объяснимо. В Архангельске лучше других понимают, какой ресурс у них есть, но меньше других способны его мобилизовать.

источник - http://patriot-pomor.ru/content/view/1066/1/
 
Категория: Беломорье | Просмотров: 461 | Добавил: ussr | Теги: поморы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]