MENU
Главная » 2011 » Февраль » 2 » Владимир КРУПИН (Россия, Москва) Передай по цепи. Повесть для своих
16:12
Владимир КРУПИН (Россия, Москва) Передай по цепи. Повесть для своих
 
Владимир Крупин
Передай по цепи. Повесть для своих
(отрывок)
 
 
Лысый Ильич как-то очень нервно вновь потребовал внимания: – Позвольте продолжить вклад в утреннюю беседу: западные имена годятся в собачьи клички. Гор, Буш – чем не имена? Никсон – это такой породистый кобель. Тутчер – сука. Маргарет – это сука медальныя, победитель собачьих сессий. Блэр, Тони – все годится. Но это только звуки неявных слов. А русский язык – это тайна… – И он впадает в Каспийское море. – Не язви. Вопрос: во сколько раз больше дано эфирного времени, газет, журналов врагам России? Раз в сто. Самое малое. Так почему же они ничего не могут добиться? Они ж непрерывно льют злобу и ненависть на Россию. Но слово Родина – это слово молитвы, оно неуничтожимо, оно выстрадано. Это как золотой запас для бумажных денег. Нет его, и печатай зелень, сколько влезет. Их слова не обеспечены золотом любви к России. Не будет им веры никогда. Брехать мастаки-и, но народ слушает и чувствует – фальшак! Русскими правят россияне! Сажусь. – Садись. Года на два наговорил. На кухне закипал борщ, и запах его перебивал остальные. – Съешь две тарелки, еще попросишь, – говорила мне при всех Юля. – Еще и в щечку поцелуешь. – Позвольте договорить! – опять вскочил Ильич. – Все думают, что я умный, а на самом деле… так оно и есть! Мысли с похмелья скачут как бы как зайцы по старому насту, не оставляя следов, как бы да? Говоря о преимуществе русского языка, забыл подчеркнуть, что знание языков – самое низкое знание. – А в сноске заметь, – ехидно уколол Лёва, – что сие откровение ты свистнул из Посланий апостолов. Я встряхнулся: – Задаю вопрос. Всем. Как вы думаете спасаться от антихриста? – А он, что уже пришел? – Пить не перестанете, быстро придет. И что? И примете печать антихриста? – Ни за что! – резко воскликнул вроде бы безчувственный оборонщик. – Он крякнул и подсел к столу. – Ни за что! – А чем будешь питаться? – Подножным кормом! – заявил недремлющий Аркаша. – Я когда на базе потребсоюза мешки таскал, всяких семян наворовал. Как чувствовал. Собирал на жизнь богатство неправедное. – Аркадий, вы неправильно употребили евангельский текст. Это Аркашу поправил Алеша. Он, оказывается, сидел тихо и незаметно, но всех видел и всё слышал. Ел ли он что, пил ли, не знаю. Музыкант Георгий, ударяя пальцами по краю стола, как по клавишам рояля, воссоздал какую-то мелодию: – Я от «Пятой» Чайковского рыдаю. А «Итальянское каприччо», первая часть? Рыдаю! Пятая Бетховена! Мусоргский! Шуберт! Похороните меня под музыку. Музыка делает сердце готовым к восприятию Бога! От того-то сатана и кормит рокеров, они превращают отроков и отроковиц в тинейджеров и фанатов. – Он запел: – А-а-а-аа. Такие верха брал, в ультразвук уходил. А какая главная музыка? Ти-ши-на. Язык будущего века – молчание. Помолчим? Но оборонщик тут же вмешался в паузу: – Молчать? Домолчимся! Нет, иди и говори! Все же скалятся! Германия что, забыла флаг над рейхстагом? Даже и Грузия тоже уже. Ну, это-то. А украинский Змеющенко в НАТО скрёбся. А Япония-мать? Даже и Монголия. Им Чингиз-хан отдал земли, куда ступит копыто монгольского коня. А оно ступило до Венгрии. И мы держали их сожжением Рязани, подвигом Евпатия Коловрата, гибелью Киева и Владимира. И где благодарность Европы? Изображает из себя, что передовая. Передовая – педерастов венчают. Вдруг, опять же вроде спавший, поэт сел, поправил очки и прочёл: – Эстония – такая крошка, любого-каждого спроси, она теперь как злая блошка на теле матушки Руси. – И опять откинулся. – И опять сел: – А вот, хоть верьте, хоть не верьте, но все мы едем прямо к смерти. – И заснул сидя, и повалился, сразу начиная храпеть. – Ну-к что ж, в тему, – одобрил оборонщик. – Что, Лёва, не согласен? – Ты еще менталитет вспомни, да евреев ругать начни, – ехидно ответил Лёва, единственный из всех в галстуке поверх свитера. – А что, Лёва, снова нельзя? – Это вступил Вася. – А я уже такую фразу сочинил, самому нравится: представить русскую культуру без еврея все равно, что женщину без сумочки. – Почему русскую? Российскую! – поправил оборонщик. – Если русская с евреем, какая же она русская? Тогда уж: представить голубой экран без еврея всё равно что каторжника без ядра на ноге. А, Лёва? – Тяжеловато. Думаешь: кто ядро, кто каторжник? Нет, про сумочку лучше. Изящно и не обидно. Вообще, лично я целиком за евреев. Только не понимаю, почему обижаются, когда я говорил, например, что Шагал, Марк, естественно, еврейский художник. Ты что – крику! Он величайший и французский, и всякий! Если бы я был евреем, я бы Шагала не отдал никому. – К этой мысли ты сам пришагал? – спросил с пола, хотя и храпящий,
но недремлющий поэт. – Может, ты, Лёва, и есть еврей? – вопросил оборонщик. – А это принципиально? – Да. Евреи жить умеют, у них самозащита поставлена только так! Русскому ногу оторвёт – лежит и молчит, а еврею на ногу наступят, такой визг подымет. – А я-таки не хочу, чтоб мне ногу отрывало, и таки-да, да, не хочу, чтоб мне на ноги наступали. – Лёва обиженно стал вертеть в руках вилку. И вновь на краткое время проснулся поэт в очках. Что-то, видимо, внутри него, может быть, даже помимо его сознания, соображало и сочиняло, и периодически выдавало на гора. – ПропИли, прокурили, прожрали всё и вся, Но чтоб отдать Курилы? Вот накось-выкуся, – И привычно храпанул. – Кем угодно можно быть. – Это уже я решил отметиться в разговоре. – Но только христианином. Христианином. Еврей, который крестится в христианство, исполняет израильский закон. Перечти пророка Исайю, евангелиста Ветхого Завета. Я достал из внутреннего кармана пиджака и листал Новый завет. – Хоть вы и умные, напомню. Считаете меня учителем? – Да! – грянули голоса из хора. – Еще бы! Любо! Быть по сему! – А мой учитель вот кто. Читаю: «Обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, еврей из евреев, по учению фарисей». Послание к Филиппийцам, глава третья, стих пятый. Это апостол Павел, мой учитель. Но чтобы, Лёва, забыть, как уже в моё время они издевались над Россией... – Как? – На свинье написали слово «Россия» и свинью на телеэкран выпустили. Мало? В задницу корове предлагали глядеть и называли это «Заглянем вглубь матушке России», это тоже демонстрировалось. И этого мало? А галерея Гельмана, центр Сахарова? Такое не заживает. Оскорбление России – это оскорбление Христа! Вот тоже, фильм «Покаяние». Покойника выкапывают, торты сделаны в виде православной церкви. Пожирают. Аркаша назойливо зудел на ухо, что Юля по-прежнему молода и красива, что надо идти к ней на кухню, кушать борщ. – Пусть на всех тащит. – Именно тебя хочет угостить. Выскочила и Юля, успевшая стать брюнеткой, одетая в цыганистое красно-черное, с поварешкой в руках. Загудели комплименты, но Юля молвила: – Отстаньте все! Я преодолею порывы инстинктов доводами рассудка. Справлюсь с ними голосом разума. И, взмахнув поварёшкой и взметнув в повороте просторной юбкой, исчезла. Те же и Генат...
 
Категория: Литература | Просмотров: 647 | Добавил: ussr | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]